Вы находитесь здесь: Главная > Политика > В Литве начался суд по штурму телецентра 1991 года

В Литве начался суд по штурму телецентра 1991 года


фото: tvzvezda.ru

Подсудимый — полковник Юрий Мель.

По версии литовских властей, при попытке штурма советскими военными 13 января 1991 года телебашни и здания Комитета радио и ТВ в Вильнюсе погибли 14 человек, 31 получил тяжелые ранения. В целом более тысячи человек пострадали.

Этой истории уже 25 лет, все сроки давности прошли, и поэтому главный вопрос: почему именно сейчас? Улики утеряны, многие участники событий и свидетели или умерли, или эмигрировали, или недоступны по каким-то другим причинам. Умер и один из главных обвиняемых: первый секретарь ЦК Компартии Литвы Миколас Бурокявичюс. Он скончался как раз накануне процесса, 20 января 2016 года, в возрасте 89 лет. Бурокявичюс был похищен в Минске литовскими спецслужбами, осуждён по «делу 13 января» и провёл в тюрьме 12 лет.

Вряд ли спустя столь длительный срок возможно провести объективное расследование. Поэтому возникает серьезное подозрение, что как раз объективное расследование властям Литвы не нужно и процесс носит политический характер. Да и какое может быть следствие, если в Литве закон запрещает оспаривать официальную версию событий у Вильнюсской телебашни? То есть свидетель, который в зале суда расскажет, что все было не совсем так, как утверждает сторона обвинения, может из свидетеля тут же превратится в обвиняемого и сесть в тюрьму «за отрицание фактов советской агрессии».

Но процесс имеет все же для властей Литвы глубокий смысл и нужен он именно сейчас. Дело в том, что каноническая версия событий у вильнюсского телецентра является краеугольным камнем в идеологическом фундаменте независимого литовского государства. Выбей этот камень – и все посыплется. Однако в последнее время появляется все больше свидетельств того, что с этим «краеугольным камнем» что-то не так.

Несколько лет назад литовский политик и дипломат Альгирдас Палецкис в эфире одного из телеканалов высказал сомнения в официальной версии событий 13 января. Он сказал: « а что было 13 января у башни? Сейчас выясняется, что свои стреляли в своих». Против Палецкиса было возбуждено уголовное дело, он был признан виновным и оштрафован на крупную сумму.

На суде по делу Палецкиса выступили свидетели, которые подтвердили его версию. Одна из них, жительница Вильнюса Данголя Раугалене , сообщила суду:

« В ту ночь я была около телевизионной башни. Видела, как стреляли с крыши. Стреляли по молодёжи, стоявшей у забора. Видела это, потому что пули были светящиеся, трассирующие – видно было, куда они летят. Видела, как от этих пуль люди падали на землю. В толпе ходили люди, которые тогда призывали не уходить, а идти туда, где вонзались эти трассирующие пули, потому что, дескать, там стреляют холостыми, точно не застрелят. Советские солдаты не стреляли».

Против Раугалене и еще одного свидетеля было возбуждено уголовное дело за дачу ложных показаний, однако они были оправданы.

Кто были эти люди, которых в ту ночь многие видели на крышах окрестных домов? Вряд ли литовское следствие будет выяснять этот вопрос.

Бывший глава комитета по национальной безопасности и обороне Сейма Литвы, писатель Витаутас Петкявичус (умер в 2008 году), в своей книге «Корабль дураков» писал: «На совести Ландсбергиса и Буткявичюса жертвы ночи тринадцатого января, поскольку один придумал, а по приказу другого несколько десятков (литовских) пограничников были переодеты (в гражданскую одежду) и впущены в телебашню. Это они сверху вниз стреляли в толпу… Я это своими глазами видел, когда возле моих ног от асфальта рикошетом отскакивали пули».

Сам Аудрюс Буткявичюс, первый министр обороны независимой Литвы, в 2000 году дал сенсационное интервью изданию «Обзор». Вот выдержки из него:

«- Жертвы январских событий Вы планировали?

— Да.

— То есть Вы сознательно шли на эти жертвы?

— Да.

— И Вы не чувствовали угрызений совести ну… за то, что Вы людей в общем-то подставили?

— Чувствовал…. Я не могу оправдать себя перед родными погибших. Но перед историей — да. Я могу сказать другое — эти жертвы нанесли такой сильный удар по двум главным столпам советской власти — по армии и по КГБ — произошла их компрометация. Я прямо скажу — да, я планировал это.»

В прошлом году МК обратился к самому Буткявичюсу с просьбой об интервью по событиям 13 января 1991 года, однако получил отказ.

Кстати, сама президент Литвы Даля Грибаускайте в те годы работала ученым секретарем Вильнюсской школы КПСС и считалась специалистом по политэкономии социализма. Было бы интересно послушать ее показания суду о том, чем она сама занималась 13 января 1991 года. Думаю, время для таких показаний еще придет.

Комментарии закрыты.